С милым рай и в амбаре

Реклама

Реконструкция старого амбара, занесенного в реестр памятников архитектуры, или Как нежилое помещения стало жилым.

С милым рай и в амбаре
С милым рай и в амбаре
С милым рай и в амбаре
С милым рай и в амбареПодлинные потолочные балки и столбы-коновязи сохранены в целости, равно как и проемы для света и вентиляции. Старинное дерево подверглось антисептической обработке и консервации. Автор цветового и светового решения интерьера — дизайнер Дэвид Хант (фирма PLANT INTERIORS).
С милым рай и в амбареВ стране, где предметам старины уделяется особое, восхищенно-почтительное внимание, сочетание в интерьере древних конструктивных элементов с современной отделкой и мебелью — скорее правило, чем исключение.
С милым рай и в амбаре
С милым рай и в амбареОбстановка современной кухни слегка стилизована под кантри.
С милым рай и в амбареТемная кованая кровать в спальне супругов — сильный художественный акцент в светлом, воздушном интерьере.
С милым рай и в амбареНа стене ванной комнаты — деревянный шкафчик работы местного столяра Гордона Парди. Он также сделал мебель для гардеробной, полки для кухни и подставку под аудиотехнику в гостиной. Элементы современного кантри хорошо вписались в обстановку.

Какие только экзотические постройки не превращаются в наши дни в жилые дома! Переоборудуются старые котельные и бани, цеха и конюшни, гаражи и часовни. Даже голубятни становятся благоустроенными жилищами для любителей нестандартных решений. Причем происходит все это не только в России, но и повсюду в мире.

Пастораль в староанглийском стиле

Представьте себе сельское местечко где-нибудь в Южной Англии, на достаточном удалении от шумного Лондона. Буколическая деревушка расположилась на склоне живописного пологого холма. Вокруг — обилие зеленой травы, сотня упитанных кудрявых овечек, которые эту самую траву щиплют, и, разумеется, пастушок. С волынкой ли, со свирелью или без оных — не столь важно. Главное-вид восхитительнейший, традиционного дождя нет, чистого воздуха море… Видите, вы уже и сами мечтаете устроиться неподалеку, в уютном сельском коттедже, в окружении чад и домочадцев. Спуститесь на землю, уважаемые. Желанный домик обойдется в сотню-другую тысяч местных фунтов стерлингов, а в вашем кармане, деликатно выражаясь, много меньше.

Приблизительно такие непростые мысли и чувства посещали молодоженов Джулию и Джима Хорсли, вознамерившихся устроить свою семейную жизнь на родине жены — в селении Ньюбери (графство Беркшир). Денег на новый дом у них, увы, не было. Тем не менее найти выход из положения удалось. Неподалеку от деревни имелись ветхие амбары, да не простые, а занесенные в реестр памятников архитектуры, охраняемых государством, ибо их возраст насчитывал 500 (!) лет. Конструктивно все это выглядело как цепочка самостоятельных помещений под общей крышей. Оказалось, что предприимчивому руководителю одной из строительных компаний пришла в голову мысль произвести реставрацию древних амбаров и превратить их в жилье. Разумеется, со всеми удобствами.

Строитель получил от государства определенные льготы и дома продавал недорого. Однако с условием: экстерьер старинных амбаров останется прежним, а в интерьерах будут сохранены оригинальные элементы несущих конструкций — деревянные опорные колонны, поперечные потолочные балки и даже столбы-коновязи. Молодой жене-художнице идея коновязи в спальне пришлась по душе. Тем более что Хорсли — это ведь «лошадиная фамилия» (от англ. horse — лошадь).

Всем амбарам амбар

Как и положено, супружеская чета отправилась в сельский паб, чтобы обсудить, каким быть дому. На огромных кучах грязи под окнами амбара внимание концентрировать не стали, поскольку твердо верили: «саду — цвесть». Что касается собственно жилища, то решили ограничиться холлом, гостиной, столовой, кухней, кабинетом, тремя спальнями, двумя ванными комнатами, гардеробной и кладовой. Понятное дело, на троих (у Джулии подрастает дочь от первого брака) тесновато, но с чего-то же надо начинать! Выбрав крайнюю часть амбара и согласовав со строителем планировку и виды отделки, наши герои удалились в Лондон, где стали терпеливо ждать.

Самое время сообщить читателю о том, что Джулия большую часть жизни прожила именно в этих местах. В сельской школе Ньюбери учится ее дочь Лотти. Джим, наоборот, двадцать пять лет прожил в Лондоне, имел там квартиру и работу. Решение переехать за город далось ему нелегко. Однако близость железнодорожной станции и скоростное сообщение со столицей убедили Джима в правильности принимаемого решения. В результате все члены семьи оказались в выигрыше: девочка осталась в любимой школе со старыми друзьями, Джулия получила возможность вдохновляться восхитительным сельским ландшафтом и писать замечательные акварели, а Джим начал бегать трусцой по окрестным лесистым холмам и полноценно отдыхать после делового напряжения лондонского Сити.

Не правда ли, ситуация несколько напоминает ту, что складывается сегодня в российских городах-«миллионерах»? Их жители все чаще изъявляют желание поселиться в пригороде, ближе к природе. К сожалению, амбары пятисотлетней давности у нас достаточно редки, но заброшенные фермы, постройки былых пионерских лагерей, сельпо и им подобные бесхозные сооружения до сих пор имеются в изобилии. Почему бы не заняться их обустройством? Может получиться дешево и сердито.

Однако мы отвлеклись. В назначенный день (дело было в августе) заказчики прибыли в Ньюбери, дабы узреть результат уже завершившегося строительства. Откровенно говоря, в глубине души они не особенно обольщались, но то, что открылось их взору, приятно поразило даже взыскательную Джулию. Лотти же буквально прыгала от радости. Внешне старый амбар, казалось бы, не изменился: прежняя архитектура, прежние строительные материалы. Меж тем раны, нанесенные стенам и крыше безжалостным временем, поразительным образом исчезли. Клинчатая черепица на крыше приобрела новизну и свежесть. Неровные, покрытые патиной кирпичные стены стали гладкими и опрятными. В проемах появились современные окна и двери.

Реклама


Но главное ожидало новоселов внутри дома. С порога взгляду открылось большое двусветное жилое пространство. Его стены, пол, потолок как будто бы излучали флюиды красоты и уюта — настолько все в планировке и декоре оказалось рационально и в то же время художественно. В центре жилой зоны появился сложенный из красного кирпича камин с открытой топкой и высокой дымовой трубой. На фоне светлых стен, дверей и потолка выразительным контрастом проступили темные элементы несущих конструкций старого амбара. Разумеется, дерево, из которого они изготовлены, подвергли антисептической обработке и консервации. Благодаря подлинно старинным деревянным деталям в обновленном доме сохранился исторический колорит, обозначилась неразрывная связь времен.

Архитектором было принято простое, но необычное планировочное решение: разделить внутреннее пространство амбара на два уровня с помощью больших антресолей. Они обрамляют помещение сразу с трех сторон. С четвертой, на месте бывших въездных ворот, возведена огромная, в полстены, прозрачная конструкция, сквозь которую в комнаты потоком льется солнечный свет. Частью этого сооружения стала дверь в сад. На нижнем уровне организованы холл, гостиная, столовая и кухня. Наверх, в приватные помещения, ведут три лестницы. Понимая, что имеет дело с памятником архитектуры, автор проекта не стал расширять существующие вентиляционные отверстия и световые проемы, однако оснастил их современными стеклопакетами. Один из санузлов примкнул к спальне для гостей, другой, с большой ванной, оказался в соседстве со спальнями родителей и дочери. В общем, семейное гнездышко вышло премиленьким. И счастливые супруги Хорсли принялись его обживать.

Обустройство: шекспировский полет фантазии

Первым делом взялись за меблировку. Тем более что «рама» для изящной и удобной жизни уже имелась: в помещениях нижнего уровня на полу лежала паркетная доска под орех, полы в комнатах наверху были обиты натуральным ковролином песочного цвета, оштукатуренные стены и потолки окрашены в сливочный и белый цвета, в санузлах и на кухне установлена сантехника.

В жилой зоне напротив камина Джим и Джулия поставили роскошную белую софу и пару мягких кресел. Под ноги положили белый ковер ручной работы из овечьей шерсти. Другую белую софу поместили при выходе в сад. Добавьте к этому еще стеклянный столик на кованом основании и деревянную этажерку для аудиотехники работы местного столяра — и гостиная готова. В условно отделенной от нее столовой имеется прямоугольный деревянный стол на кованой стальной опоре и четыре металлических стула в том же стиле. Довершили композицию жилой зоны крупная пальма в напольной вазе, цветок в горшке и несколько написанных Джулией акварелей на стенах.

Для зрительного расширения пространства было решено использовать в декоре светлые тона. Хозяева столь неукоснительно следовали этой установке, что не отступили от «генеральной линии» ни в спальнях, ни в ванных комнатах, ни в подсобных помещениях. Окна спален прикрыли прозрачными палевыми занавесями, в тон которым подобрали обивку мебели и постельные гарнитуры. Надо заметить, что предметов обстановки для этих комнат потребовалось немного. В спальне хозяев появилась стальная, украшенная декоративными элементами кровать и пара белых тумб с металлическими светильниками в стиле Art Deco. Столь же лаконично обставлены и две другие спальни. В декоре кухни учли местоположение дома: с мебелью промышленного производства здесь соседствуют полки работы местного столяра. Шкафчик в основной ванной комнате тоже сделан им.

Управившись с интерьером, взялись за благоустройство окружающей территории. То, что можно назвать грязью и лошадиным навозом, имеет и другие, благородные имена: гумус и минеральное удобрение. Этих «природных ископаемых» на участке рядом с домом оказалось предостаточно, и Джулия с Лотти взялись за их освоение. Как истинные англичанки, первым делом дамы разметили газон и посеяли на нем траву, после чего посадили розы и декоративные кустарники. Через полгода двор превратился в цветущий розарий с аккуратными дорожками и стрижеными лужайками. Джим тоже вошел во вкус и арендовал в сельской конюшне смирную кобылу по кличке Шейдоу (Тень), на которой члены семьи по очереди катаются по окрестностям.

Как жизнь стала складываться дальше? Джулия начала активнее заниматься живописью, выставляться в различных галереях и получила, наконец, долгожданное признание публики. Лотти и ее школьные друзья увлеклись театром и научились ставить спектакли, используя в качестве сцены домашние антресоли. Джим продвинулся по службе и возглавил компанию, где прежде служил клерком. Материальные возможности семьи расширились, но никому из Хорсли и в голову не приходит покинуть благословенный амбар, который стал для них настоящим земным раем.

Источник: ivd.ru
Реклама