Митинги утратили потенциал

Реклама

Тема, связанная с задержанием Алексея Навального, с его расследованиями, свой потенциал в качестве мотива для выхода на уличные акции исчерпала. Сторонники Навального и не системной оппозиции – стабильное число, которое особо не меняется последние 10 лет. Эти люди всегда будут ходить на любые акции – их уровень мобилизации зависит от того, насколько сильный триггер.
Но вовлечения других социальных групп в это движение не происходило и не будет – в структуре участников протеста пока не произошло никаких серьезных сдвигов: ни демографического, ни географического.

Сейчас можно говорить о достаточно неизбежной траектории: число участников протестов снижается, и, соответственно, прямо пропорционально растёт радикализм. Несмотря на то, что в воскресенье даже в крупных городах участников вышло намного меньше, число задержаний остаётся на уровне прошлых протестов.

Тактика реагирования властей на несогласованные акции всегда одинаковая.
Причём не только в России, но и в любой другой стране – будь то старая демократия, гибридная или любая другая – все несогласованные акции пресекаются.
Степень жесткости полиции зависит от того, насколько агрессивно ведут себя участники.
Конечно, в России пока нет такого уровня накала, как в европейских странах и США, поэтому водомёты и резиновые пули не применяют.
Сотрудники правопорядка справляются гораздо более гуманными и менее травматичными для участников несогласованных акций способами.

В Москве протестный актив – порядка 15 000 человек, сложившийся по итогам белоленточной волны 2011-2012 годов.
Когда появляется сильная мотивация, выходит почти 100% этого актива – такую ситуацию можно было наблюдать неделю назад.
Когда мотивация начинает спадать – начинает выходить порядка 80% от этого актива, а впоследствии снижается до 50%, 30% и так до полного прекращения.

Никакой новой повестки или новой стратегии на этих протестах не было.
Даже если посмотреть на лозунги, там будет всё то, что было с 2015 года: «Отпускай!», «Допускай!», «Уходи!» и так далее.
Очевидно, что большой отклик других социальных групп это не может вызвать.
Как сказал один из наших публицистов прошлого: «Узок круг этих революционеров.
Страшно далеки они от народа».

Продолжение гражданских протестов подтверждает наш вывод с прошлой недели – митинги от сторонников несистемной оппозиции будут в числе главных трендов года. При этом необходимо отметить, что тенденция еще только формируется и ее итоговый вариант может быть кардинально отличным от того, что наблюдаем сейчас.
Потому что митинги 31 января по нескольким параметрам отличаются от митингов 23 января.

Во-первых, увеличиваются масштабы. По приблизительным оценкам, добавилось еще около 30 городов, в которых граждане РФ и им сочувствующие (несколько митингов были за рубежом) выходили, чтобы заявить о своем несогласии с заключением Алексея Навального, «санитарным делом» в отношении сторонников Навального.
В тоже время общая численность митингующих сократилась примерно на 20-30 %. Это говорит о том, что протестная масса выбраковывает случайных прохожих, оставляя только тех, кто готов выходить улицы, несмотря на противодействие правоохранительных структур. На Дальнем Востоке можно четко отметить тенденцию, что протест постепенно сдувается.

Во-вторых, как и следовало ожидать, основной протест идет в Москве и Санкт-Петербурге.
Здесь протестующие граждане уже не боятся задержаний, иногда отбивают правонарушителей у сотрудников полиции и ловко маневрируют в условиях перекрытых улиц и выполняя указания кураторов на удаленке.
Собственно, действия полиции, о которых заявляли несколько СМИ, в том числе и полугосударственных, и которые не подтверждались МВД – применение газа, угроза применения табельного огнестрельного оружия – присутствуют только в Москве и Санкт-Петербурге.

В-третьих, протестная активность не нужна Кремлю в год парламентских выборов. Об этом свидетельствует рост числа задержанных граждан – почти 5 тысяч человек в ходе акций 31 января и ощутимый нажим на СМИ – около 100 журналистов, несмотря на наличие пресс-карт, редакционных заданий и светоотражающих манишек «Пресса» были доставлены в отделы внутренних дел. Дозированное применение силы, должно быть понятным предельно ясно и четко – уличному протесту не место в РФ. Стоит отметить, что правоохранительные органы, несмотря на фиксируемую жесткость, не переходят границы дозволенного, как это, например, было в Беларуси. Видимо, есть четкое понимание, что беспредельная жесткость может быть мгновенно использована протестующими и мировым сообществом в целях эскалации.

В-четвертых, вместе с формированием протестного движения растет и тема внешнего недовольства действиями Кремля.
Идет созревание вполне конкретного запроса от западных стран по допуску несистемной оппозиции к выборному процессу в Российской Федерации.
Вполне возможно, что скоро действия правоохранительных органов в РФ будут осуждены со стороны мировых политических лидеров.

Реклама


Из пациентов в люди

Экс-президент РФ, бывший премьер-министр, а ныне заместитель председателя Совета Безопасности РФ Дмитрий Медведев в ходе интервью государственным СМИ впервые назвал несистемного оппозиционера Алексея Навального по имени и фамилии. И хотя ТАСС об этом сообщил в понедельник утром, 1 февраля, формально событие относится к прошлой неделе. По сути, это первый задокументированный факт упоминания Навального на высшем уровне вне контекстов «блогер» и «берлинский пациент».

Сложно подозревать Дмитрия Анатольевича в симпатиях к Алексею Анатольевичу, но факт остается фактом – о Навальном теперь принято говорить без колебаний и стеснений.

Фазенда.рф

Реклама